Язык / Language:
Russian / Русский
English
Сложности перевода, или какого такого чужого боятся?
tags: Активизм, Деколонизация, Расизм, Украина, СССР
Мариам Агамян - квирфеминистка, блогерка (Киев).
Страны, в которых не было в истории рабства, основанного не только на классовом, но и на расовом неравенстве, не хотят говорить о своем расизме.

Когда я написала блог «Що нового в моєму рюкзаку?», то из фидбека узнала, что надо называть тот вид хейта, который я получаю, не расизмом, а ксенофобией.

Ксенофобия, на мой неэкспертный взгляд, – понятие из правозащитного словаря. За этим словом не стоит группа, в отношении которой происходит системное насилие, а стоят правозащитники, которые изучают «ксенофобию» как явление.

Конечно, когда движение против расизма агентно, когда у него есть видимость и позициональность, – я ощущаю себя его частью.

Может, есть какое-то впечатляющее движение против ксенофобии? Обычно оно активизируется, чтобы провести тренинг для полиции, сделать фото и показать, как можно поменять мнение людей добрым словом.

Стоит начинать изучать проблемность науки и терминологии. Для обозначения небелости нет слов не потому, что их еще не согласовали с директором словаря.

В этом году моему проекту «Меня бесит» 5 лет, я восстановила его и открыта к текстам. Это небольшое, но важное движение в сопротивлении бинарности и расизму. Это только либеральный феминизм против маленьких движений. Я за. Много маленьких, но радикальных лучше, чем одно большое, но против всего плохого. У плохого как раз есть названия, и пора их озвучивать.

Иллюстрация – qr код, ведущий к караоке клипу «Люби свою подругу» группы «Размытая повестка».

Текст написан в рамках подготовки к дискуссионному форуму журнала «Критика феміністична», посвященному «Манифесту Черного феминизма» Коллектива реки Комбахи.
Mariam Agamian
Translated from Russian by Feminist Redakcija
Problems with translation, or Who is this Other that they are afraid of?
tags: Activism, Decolonization, Racism, Ukraine, USSR
Mariam Agamian - queer feminist, blogger (Kyiv).
Countries without a history of slavery based not only on class but also on racial inequality do not want to speak about their racism.

After I wrote a blog post “What’s new in my backpack?” I learned from the feedback that I should have called the kind of hate I receive xenophobia and not racism.

In my non-expert opinion, xenophobia is a term from human rights vocabulary. There is no group facing systemic violence behind this word; only a group of human rights defenders who wish to study “xenophobia” as a phenomenon.

By all means I identify with the anti-racist movement; it has agency, visibility, and positionality. Perhaps, there is an impressive movement against xenophobia? It mostly mobilizes for the purpose of a seminar for police, with a photoshoot and a story about how a kind word changed a mindset.

It is time to start studying the problems with science and terminology. There are no words to denote “people of color” not because they haven’t been yet approved by some chief of the dictionary.

This year it’s the 5th anniversary of my “Menya besit” project; I have restored it and am open to new texts. It is a small but important movement resisting binary and racism. Only liberal feminism is at odds with small movements; I am for it. Many small but radical movements are better than a big one but against all the bad. The bad actually have names, and it’s time to start saying them.

Illustrated with the qr-code with a link to the karaoke song by the “Rozmyta povistka” band.

The text is written in preparation for the Feminist Critique discussion forum dedicated to the Combahee River Collective Black feminist manifest.
Translated from Russian by Feminist Redakcija.