"СЁСТРЫ-СЛАВЯНКИ": WHITE PASS В РОССИИ

Сдам квартиру только "славянам" или "людям славянской внешности" - что стоит за этим словами? Кого они исключают, а для кого - создают иллюзию "родственности"? Как описать специфику дискриминации тех, кого не воспринимают как "других", пока не станет известна семейная история, имя, фамилия, пока не услышат говор или акцент.
Динара
Несмотря на внешний и аудиальный образ меня как, предположим, славянского человека, а визуально как белого европейского человека, имя у меня арабское, и в контексте Германии оно арабско-восточноевропейское, потому что у фамилии окончание "-ева". Получается, если я отсылаю свое резюме, то я на 100% уверена, есть по поводу этого несколько исследований, что с гораздо большей вероятностью мое резюме бы просмотрели, если бы там стояла другая фамилия и другое имя, чем мое. И я думаю, здесь играют роль два фактора – это арабскость моего имени, бессознательная или в некоторых случаях сознательная исламофобия, но и восточневропейскость, здесь тоже есть предрассудки, часто бессознательные, а иногда сознательные предрассудки относительно Восточной Европы. В моем имени получается такая смесь.

об авторке
n_dolbilova
Я родилась в Татарстане и свою идентичность все время определяю как русская, хотя я наполовину татарка. Я просто не сталкивалась ни с какой дискриминацией на фоне национальности, хотя у меня внешность, например, считывается как южная, но тем не менее у меня нет никаких сложностей с этим.

Instagram
Катя
Этнически я украинка, русская и молдованка. Я гражданка Молдовы, родилась и выросла в этой стране. Мой родной язык – русский. Я не испытываю расизма, хотя не все граждане Молдовы его не испытывают. Здесь есть несколько пересекающихся факторов. Один фактор - это наружность: насколько человек смуглый. Другой фактор - это язык. Здесь у меня proximity to whiteness по всем пунктам: я очень светлокожая, и мой язык – это русский. Поэтому меня сложно дискриминировать из-за моей речи или внешности. Но здесь немного другая история, чем в Украине или Беларуси, потому что многие мои соотечественники испытывают на себе расизм. Их называют, как правило, slur-ом на букву “ц”, предполагая, что они рома. Люди из Румынии испытывают похожее угнетение в Европе, хотя и молдаване, и румыны угнетают людей рома внутри своих стран. Меня не останавливают менты никогда, и я испытываю дискриминацию только, когда нужно показывать документы.

Мне часто отказывали в работе. Например, я не могу оформить самозанятость, поэтому мало кто хочет платить мне напрямую. Даже такие институции с левой повесткой, как VAC, не берут на работу граждан СНГ, но, например, могут брать граждан Западной Европы. При съеме квартиры, если риэлторы по телефону спрашивают, откуда человек, и я говорю, что я из Молдовы, они могут бросит трубку или не перезвонить. Если риэлтор не задал этот вопрос по телефону, то тут у меня есть читкод - приехать лично. Так шансов снять квартиру или комнату становится гораздо больше.

До того, как я смогла оформить вид на жительство, я ездила регулярно в миграционный центр в Сахарово оформлять патент на работу, который стоит 5500 в месяц и единоразово 14000. И хотя это унизительная процедура для всех, и она построена, чтобы быть унизительной, ко мне там было радикально другое отношение, чем к другим мигрантам. В Сахарово у меня случился самый показательный случай, что такое иметь proximity to whiteness. Там очень расистские врачи - там надо проходить медосмотр, делать флюрографию, сдавать на ВИЧ. Кстати, если тест на ВИЧ положительный, человека депортируют. Получить патент с ВИЧ в России невозможно. И вот я проходила медосмотр, и один из врачей начал очень грубо выражаться и говорить очень расистские вещи о людях их Средней Азии, которые тоже получали патент, и говорил, "Зачем ты ездишь с ними в одном автобусе?" (а дорога до Сахарово занимает не меньше полутора часов на обычном городском автобусе, который очень загружен). И он говорит "У них же у всех туберкулёз, зачем ты с ними ездишь, ты же наша славянская девочка, побереги себя и бери такси!".

И еще, в России сейчас невозможно получить qr код, если ты иностран_ка, и если ты привилась спутником, потому что у не синхронизируется электронная мед карта и базы госуслуг

об авторке
anseora
Дискриминация украино_к и беларусо_к – это на 100% колониальность и на 0% расизм. Говорить о расизме по отношению к славянам на славянских территориях неуместно.

Instagram
Марьям
"Хохлы" – вот с ним, мне кажется, никто не проводит параллель с украинофобией. Люди считают нормальным говорить о стереотипах об украинцах, что они пьют горилку и все такое. И никто даже не думает, что это элемент ксенофобии, и что так не нужно делать, потому что это поддерживает негативный стереотип. Я об этом, на самом деле, только недавно задумалась, когда смотрела интервью с Гоа, которые выступали на Евровидении. Их солистка Наталья дает интервью только на украинском, и она как раз очень много высказывается о том, что русские очень ксенофобно относятся к украинцам и не чекают стереотипы. Для меня это был такой ментальный check-in, что даже среди белых людей и братских народов существует ксенофобия. Это очень интересно послушать, послушать угнетаемую группу, которая даже не считается зачастую угнетаемой, и послушать то, как на них оказывают влияние слова, которые мы используем в повседневной жизни. Это как-то на повседневной основе, и в общественном пространстве нет дискуссии по этому поводу. Считается, что русских больше, а Украина такая маленькая, они как маленькие родственники. Мы их чуть-чуть побуллим и ничего страшного, пусть знают свое место. Такой подтекст мне не нравится.

об авторке
Маша
В университете мы смотрели на дискриминацию и сексуализацию славянских женщин норвегами и финнами. Но это, естественно, иначе, потому что все белые.

Антисемитизм — это форма расизма — это все завязано на идее превосходства. Про украинок и беларусок вроде сложно сказать, что это расизм. Это форма ксенофобии, но здесь нет идеи превосходства белости. Например, тут у беженцев с Донбасса обсолютно другой статус, чем у беженцев из Африки или трудовых мигрантов из Центральной Азии. Пересечения всех категорий угнетения разные, и на каждый случай надо смотреть отдельно. Но во всех этих случаях есть практики белого, славянского расизма, потому что государство само по себе носит такой характер. Их привилегии другие, они white- или Russian-passing. В США есть такой термин как colorism, когда более темные больше дискриминируются. И этот colorism считывается в том числе более светлыми персонами из меньшинств, потому что им самим это дает немного больше привилегий. Но с другой стороны, есть такой термин как oppression Olympics – соревнование, кто более угнетён. Зачем вы это спрашиваете? Если одни очень явно подвергаются расизму, вы их будете защищать, а остальных нет?

об авторке
Артём
Так как Россия колонизировала территории, которые близкие к ней географически, фенотип людей, которые находятся ниже в иерархии, он не так сильно отличается. Вторая половина моей семьи – это татары, и если мы посмотрим на моих татарских родственников, то они светлокожие, светловолосые, светлоглазые. Моего двоюродного деда зовут Фарид, но это голубоглазый светловолосый человек. И соответветственно, просто так на улице до него бы не докопались, что он, условно, не славянин. Но если бы он пытался снять квартиру, ему было бы это точно также сложно, и его светлые глаза и светлые волосы ничем бы ему не помогли. И что мы будем делать с формой глаз? В Сибири и на Севере проживает множество светлокожих людей, которые имеют азиатский фенотип, потому что у них соответствующего разреза скулы, они имеют эпикантус в уголке глаз. Может быть акцент, может быть форма носа, может быть очень много всего..

Мне кажется, что сводить всё к понятиям белый/небелый… понятно, что это идёт из Соединенных Штатов, где это играет важную роль для их местного контекста, у нас это всё работает каким-то другим образом, и я уверен, что нам нужно придумать какую-то другую характеристику. И если США это страна эмигрантов, где действительно расовые общности могут быть доминирующими и угнетенными, то недавно славян внесли в список people of color, потому что по какой-то статистике, люди из Восточной Европы тоже занимают достаточно хреновое положение в социальной иерархии после переезда в США. То же самое с арабскими странами, есть важная книга на этот счёт, Limits of Whiteness, написала её исследовательница иранского происхождения, и там анализ - иранцы, они белые или нет. И понятно, что в разном контексте, их то допускают к этой белизне, то лишают права считаться белыми. И это тоже работает на контрасте с афроамериканцами: есть люди цвета, по которым понятно, что они люди цвета, и есть белые. И если есть какой-то белый человек, но его зовут Мухаммед, то всё, вся его белая привилегия улетучилась.

Америка, где изначально стали говорить про белых/небелых - это страна мигрантов, где ни одна этническая группа не является доминирующей. То же в условной Европе, и Евросоюз сейчас тоже абсолютно неоднородное пространство. И там есть северные европейцы, которые богатые и успешные, и есть южные европейцы, которые менее успешные. И я, когда жил в Германии, встречал не очень лицеприятные высказывания об итальянцах, например. И в Великобритании очень много трудовых мигрантов из Польши, из Прибалтики, и всё это цветет и пахнет дискриминацией к людям из Восточной Европы. И не нужно иметь особый цвет кожи, просто по ним видно, что они из славянских стран и к ним уже определенное отношение. И, кстати, в Британии это называют расизмом, и ни у кого не возникает вопроса, нужно ли для этого какую-то специальную терминологию. Понятие расизма расширяется уже давно, и тут включаются и другие формы дискриминаций. В России совершенно иной контекст, в России есть конкретное этническое большинство.

Здесь, безусловно, важно учитывать, что существует важный уровень нерускости, и он сейчас во многом зависит от гражданства. Если ты гражданин России, то тебе легче гораздо, несмотря на фенотип, но наличие русского паспорта или русского имени. Если ты татарка, которую зовут Настя или татарка, которую зовут Гузель, в одном случае ты спокойно можешь прокатить за местную, условно доминирующую группу. И мне как человеку со смешанным происхождением, я вижу, что условно быть украинцем в России, условно, быть в России вообще никакая не проблема, то есть здесь местные люди воспринимают как чисто себя, это называется "славяне", но не все славяне туда включаются.

У нас есть в обиходе понятие "неславяне", и, возможно, мы могли бы его апроприировать себе. Но я иногда называю себя "недославянином", потому что половина моей семьи из Восточной Европы. Но опять же, что интересно, в России дискриминация по отношению к людям из Украины и Беларуси имеет очень интересный характер, поскольку им просто отказывается в локальной идентичности. То есть русские люди говорят, что вы никакая не отдельная этническая группа, не отдельная культура, не отдельная страна, вы просто – ну мы. И если в деле съёма квартиры это очень классно срабатывает, поскольку ты можешь сказать, я же славянин, я же в своей стране, но в каких-то других контекстах, вот сейчас конфликт с Украиной до сих пор продолжающийся – это тоже своего рода дискриминация, когда тебе говорят, что твой язык, твоя культура, твоё происхождение не имеет права быть чем-то отдельным от какого-то большинства.

Понятно, что есть какая-то определенная иерархия. Но мы что, можем провести границу, и сказать, что вот на таком уровне дискриминации вам ещё терпимо, а вот на таком – всё, это уже называется словом "расизм", и тогда мы будем об этом говорить, а вот об этом мы говорить не будем? Почему предвзятость, дискриминация славян – это расизм? Потому, что славяне воспринимаются как расовая группа, порода у животных. И на основании происхождения из этой расовой группы, что он определенным образом выглядит, у него определенный акцент, он из определенного региона, на него накладываются определенные стереотипы. Да, эти стереотипы не такие жёсткие, которые накладываются на человека из Юго-Восточной Азии, предположим. Но это точно такой же механизм. Мне кажется, что расизм – это не про уровень грустности жизни, это про механизмы дискриминации. Хотя дальше этот механизм дискриминации ударяет по разным людям по-разному.

об авторе
Соня
Расизм по отношению к славянам — это не расизм. Это ксенофобия. Расизм — это то, что ты не можешь изменить, не можешь спрятать. Я не обесцениваю того, что они страдают...но это совершенно другое восприятие себя в этом мире, другой уровень небезопасности. Иначе, если так думать, то остается очень маленькая группа людей в Европе и Америке, которая не испытывает расизм...

об авторке
Оксана
Я не употребляю "белые", потому что это, допустим, удмурты – это национальность с белой кожей, в основном. И говоря "белые", мы чаще всего имеем в виду славян, немного про другое. И могут быть и с небелой кожей, это не совсем подходит, это для малых народностей некоторых.

По поводу удмуртов - про них начали говорить в связи с тем, что они ели людей на жертвоприношениях или приносили в жертву людей. И этот стереотип очень долго существовал, даже в СССР, хотя на самом деле, изначально это уголовное дело было фейковое (Мултанское дело). На самом деле, если мы говорим про малые народности, то не у всех есть стереотипы, скорее никто не знает, что у нас их много.

У меня есть история, девушка из Уфы переехала в Москву, и когда пыталась найти квартиру, её спросили (она конвенциональна, как белая персона), откуда она. Она сказала, что из Башкортостана, и ей ответили, что нет, я только русским сдаю. Знаю, что про Калмыкию такое же есть.

В Ижевске у нас был отдельный удмуртский класс. У них был удмуртский язык, а у всех нас, хотя Ижевск – это столица Удмуртии, удмуртского языка и культуры вообще не было. И где-то в 7 классе нас объединили, и к ним пошла очень сильная ксенофобия. В Удмуртии удмуртов называют вотяками, хотя это не оскорбительно, тут просто Вотская губерния была, поэтому вотяки. Ну это такая же история, как слово "нерусский" стало оскорблением. Ксенофобия присутствует, и в целом становится стыдно, все начинают говорить, что русские… У меня бабушка – татарка, но вокруг меня не было детей-татар. И мне было не по себе, говорить, что я татарка, и поэтому я говорила, что я русская. Так как ты, в теории, можешь походить на дефолтную белую персону, славянскую, ты можешь сказать, что ты русский.

об авторке

ЧИТАЙТЕ ДАЛЕЕ:

(5)
В Канаде, США, Австралии, Латинской Америке понятие “коренные народы” выступает термином для объединения и мобилизации с целью защиты своих интересов и права на землю. Может ли оно иметь такое же значение и стать основой для политической мобилизации в странах бывшего СССР?
КОРЕННЫЕ НАРОДЫ
Меня зовут Марьям, я переводчица. Я родилась в Москве, мой отец с Ближнего Востока, он учился тут вроде на нефтяника в РУДНе. Они познакомились с моей мамой, родилась я, они поженились. Потом он уехал, когда закончил универ, а я осталась тут никому не нужная. Я обычно говорю о себе как «небелая женщина».

Instagram
Меня зовут Катя Пысларь. Дизайнерка, диджейка, помощница в разных активистских проектах, деколониальная энтузиастка и феминистка. Этнически я украинка, русская и молдованка. Я из Молдовы - гражданка Молдовы, родилась и выросла в этой стране. Мой родной язык - русский. Обычно я просто говорю, что я из Молдовы.

Instagram
Меня зовут Али, я сам родом из Дагестана, но живу последние несколько лет в Москве. Мне важно говорить о людях из Дагестана или вообще о людях, которые не являются белыми.

Instagram
Я Динара Расулева, живу в Берлине, большую часть жизни прожила в Казани. Я пишу стихи, тексты, выступаю, устраиваю фестивали. Я лингвистка по образованию, работаю проджект-менеджеркой и устраиваю воркшопы по инклюзивности на работе, вне работы веду курс по фемписьму. Я татарка.

Instagram
Медина Базаргали - активистка, программистка, художница, небинарная номадка. Казашка, центральноазиатка.

Instagram
Меня зовут Мария Магдалена Тункара, я веду блог в инстаграме. Я — активистка, и в основном рассказываю о несправедливости в жизни, о том как с этим жить и справляться.

Instagram
Я Эльвира, местоимение "она/они". Я активистка в области расизма ксенофобии - в основном о движениях, о событиях в России. Я режиссёрка, веганка, иллюстраторка, всякое такое. Учусь в Пекине, на данный момент в Финляндии. Сама я из Омска и убеждённая навсегда омичка.

Instagram
Я Тансулпан Буракаева, режиссёрка и феминистская активистка. Я башкирка, выросла в Уфе.

Instagram
Меня зовут Юмжана, я художница из Бурятии. Мой папа китаец, а мама бурятка. И моя художественная практика во многом направлена на осмысление своей идентичности, в том числе и межнациональной.

Instagram
Я Саша, исследовательница и активистка из Казани. В зависимости от контекста представляюсь по-разному. Иногда говорю, что в разном соотношении у меня представлены сибирско-казанские татары, русские и украинские корни. Иногда говорю, что наполовину татарка, наполовину русская, иногда представляюсь как просто татарка, но проблема в том, что язык я почти не знаю. Наверное, нужно отдельное слово для самоидентификации таких как я. Мне подходит словосочетание "смешанная идентичность".

Instagram
Меня зовут Артём Слёта, я называю себя исследователем и активистом, занимаюсь темой национализма и многообразия в мусульманских обществах. Я из смешанной семьи с достаточно продолжительным миграционным бэкграундом, поэтому мне сложно идентифицировать себя с какой-то определённой территорией или этносом, потому что много всякого разного. Но при этом я вырос с ощущением, что я не являюсь частью государствообразующего титульного народа русского, что русская культура исторически не моя.
Меня зовут Лана Узарашвили, я феминистская исследовательница и со-основательница проекта о феминизме FEMTALKS. Я живу в Москве, учусь в аспирантуре, и меня интересуют темы деколониальности, расизма, антирасизма, чёрного феминизма и антропоцена. Я говорю, что я грузинка, по часто указываю на то, что я дочка беженцев из Абхазии, потому что это задаёт опредёленное политическое измерение моей идентичности.

Instagram
Всем привет! Меня зовут Соня Джунг Шин Ан, мне 23 года, я живу в Москве. Я придумала проект "Агашшин". Ещё я кореянка еврейского происхождения и просто очень смешной человек.

Instagram
Я Бальжима, дизайнерка. Я поступила в Москву четыре года назад. Дома никогда не приходилось рассказывать про себя. Никто не спрашивал меня, японка ли я, китаянка или кореянка. К тому, что меня зовут непривычно, пришлось добавлять ещё, что я из Бурятии, и я бурятка. И иногда приходится говорить, где находится Бурятия.

Я всегда говорю "бурятка", потому что у меня нет какой-то еще идентичности. Я родилась в Бурятии, выросла в Бурятии. И мне даже нравится говорить при знакомстве, что я бурятка, потому что это поднимает видимость именно бурят. И я долгое время была одна такая, у меня не было других знакомых бурят, и мне было важно говорить, что они есть в Москве.

Instagram
Меня зовут Катерина Верба. Я из Новороссийска, Краснодарского края, я художница, исследовательница (надеюсь), а также кураторка самоорганизованных проектов, в регионе, где совершенно не развито современное искусство, поэтому делаем сами всё, что можем, всё своими силами.

Instagram
Instagram
Меня зовут Оксана. Я занимаюсь музыкой малых народов – удмурты, башкиры, и так далее, у меня свой лейбл, музыкой женщин*. И репрезентацией малых народностей, исследую всё в эту сторону. Свою этническую принадлежность долго не признавала, в последнее время я говорю о себе как татарка-белоруска, которая живёт в Удмуртии.

Instagram
Instagram
Я закончила магистратуру по правам человека, писала про то, как в России конструируется нелегальность мигрантов. Я волонтёрю в "Гражданском Содействии" - в основном, сопровождаю людей в государственные органы. Еще недавно мы с подругой начали проект  "Сумуд" про Палестину.

Instagram
Я Маша, гендерфлюидная персона, на русском я использую "она", на английском "она, они, он". Учусь в Нидерландах на бизнес администрировании, занимаюсь СММ, музыкантка. Я говорю о себе либо "я русская", либо "я из России", я "белая". Я не говорю "я россиянка" или "я гражданка России", потому что долго там не живу и с этим себя не ассоциирую.

Instagram
Я исследовательница народов Крайнего Севера, волонтёрка в "Гражданском Содействии" - преподаю русский как иностранный.
Меня зовут Кира, я работаю как персональная ассистентка для одной персоны с инвалидностью и занимаюсь разными креативными практиками, которые я не могу как-то четко идентифицировать как театр или как искусство, просто креативные практики. Я, конечно, русская, я родилась в стране, которая колонизировала, и я часть этих процессов.

Instagram
Яптик Сянда Галина, художница, исследовательница, Сейлор-ненка, мастерица домашней антимагии

Instagram