ИСЛАМОФОБИЯ

Мусульман_ки и ислам практически самого начала своего существования противопоставлялись западноевропейской культуре. Сегодня ислам — это "Другой", источник страхов и стереотипов, которые распространяются на целые территории и на персон, которые просто живут в регионах, где распространён ислам, или относят себя к этничности, которая воспринимается в связке с мусульманской идентичностью. Стиль одежды, форма бороды, имя и фамилия, страна или регион рождения могут стать причиной для подозрения в терроризме и экстремизме, проверки документов, исключения из "тела" общества. Наши собеседни_цы делятся своим опытом, кто и почему сталкивается с исламофобией.
Али
Очень часто даже люди, которые понимают какие-то важные тезисные штуки, касающиеся левых идей, говорят: "Ну как так, ты же мусульманин!", я им говорю: "Слушайте, национальность никак не должна коррелировать с религией. Это не так работает. Если вы русские, вы не обязательно православные".

После фильма "Дождя", когда они приехали в Дагестан девушек наших снимать, конечно, подгорело у всех. Потому что это абсолютно колониальный подход, мы – белые спасители, сейчас расскажем о том, что хиджаб – это способ угнетения. Это идеи – белого феминизма и расизма. Хотя с другой стороны я понимаю, что проект мог бы что-то заложить, но им нужен был тот, кто должен был говорить, что-то в деколониальном и дагестанском контексте, люди небелые или дагестанцы.

Я часто замечаю фразы из разряда "они-мы", и это уже создает иерархию, и это уже вопрос колонизаторских штук. Извините, но мы – часть общей истории, мы также [существуем] в российском контексте и на данный период жизни – мы все одни люди. Я понимаю, что формулировки удобные, но можно придумать что-то иное.

об авторе
Динара
Когда я говорю, что у меня мусульманская семья, люди отвечают: "Да ты что! Как так может быть?", потому что я не создаю для них впечатление человека, который мог бы выйти из исламской семьи. Хотя почему бы нет? Они себя сразу представляют это, как что-то чужое, иное, отличающееся от того, как я для них выгляжу, потому что я выгляжу похожей на них.

Мне всегда хочется объяснять, что есть разный ислам, есть разные его проявления. Получается, у многих людей есть один образ ислама и это не лучший образ, и им сложно поверить, что бывает какой-то другой ислам.

об авторке
Маша
У нас какое-то предубеждение. Ужасы ислама, ужасы многожёнства… Особенно мне нравится вся эта история про ужасы многожёнства, учитывая историю нашего президента, сколько у него там было женщин… И как бы такие моменты много в чём прослеживаются, вот в таком отношении, что вот, они неуважительно относятся к женщинам, они вот женщин бьют. Блин, если бы женщин только они били, то мне кажется, эта бы проблема решилась очень быстро.

об авторке
Артём
Несмотря на то, что татары – мусульмане, это самые привилегированные мусульмане в России. Ну правда, быть татарином, гораздо проще, чем быть аварцем или чеченцем. Вроде бы и те, и те мусульмане, но исламофобия в одном случае будет более лайтово срабатывать в одном случае, чем в другом.

об авторе
Катерина
Я думаю, что это ещё связано с общим отношением, с такой категоризацией всех крымских татар и татар вообще. Говорят же, что "незваный гость хуже татарина", это же повелось на Руси давно. И татарин-басурманин, человек-захватчик, завоеватель, и плюс ещё волны репрессий по отношению к крымским татарам, которые начались ещё при Екатерине, далее при Сталине, ну и сейчас ситуация очень шаткая. Всё это создаёт ощущение у русского, у белого человека такое настороженное отношение к крымскому татарину. Таким образом, крымские татары попадают в такую категорию, что они "во всём виноваты", а развеять мифы о якобы массовом предательстве и коллаборационизме очень трудно. Всегда находится какой-нибудь "диванный историк", который точно знает как все было.

об авторке
Оксана
По поводу татаро_к могу сказать, что все думают, что татар_ка - равно ислам. Сразу считают, что те, кто татары, они мусульмане. Есть такой стереотип. Есть и татары мусульмане, есть татары православные, есть татары атеисты, но такой вот стереотип постоянно. И в целом тюркские народы, многие, башкиры тоже как будто мусульмане, вот это соединение колониальное, а у вас мечети, ну вы там наверное, все мусульмане.

об авторке

ЧИТАЙТЕ ДАЛЕЕ:

(7)
В СССР ограниченному набору национальностей предписывалось иметь свою “национальную” культуру и язык. В то же время, “русские” оставались государствообразующей группой - неописанной, неназванной и как будто не имеющей идентичности. Возможно, именно поэтому распад Советского Союза ознаменовался резким подъёмом националистических настроений и появлением таких мероприятий как “Русский марш” и таких лозунгов как “Россия для русских”. Хотя сегодня крайне правые движения не так заметны в общественном пространстве, русский национализм никуда не делся, а “нерусские” все также служит оскорблением. Что сделать, чтобы изменить эту ситуацию? Например, запомнить, что “русская литература” - не то же самое, что “литература на русском языке”, а “россиян_ка” - не то же самое, что “русская”.
РУССКОЕ / НЕРУССКОЕ / РУССКОЯЗЫЧНОЕ
Меня зовут Марьям, я переводчица. Я родилась в Москве, мой отец с Ближнего Востока, он учился тут вроде на нефтяника в РУДНе. Они познакомились с моей мамой, родилась я, они поженились. Потом он уехал, когда закончил универ, а я осталась тут никому не нужная. Я обычно говорю о себе как «небелая женщина».

Instagram
Меня зовут Катя Пысларь. Дизайнерка, диджейка, помощница в разных активистских проектах, деколониальная энтузиастка и феминистка. Этнически я украинка, русская и молдованка. Я из Молдовы - гражданка Молдовы, родилась и выросла в этой стране. Мой родной язык - русский. Обычно я просто говорю, что я из Молдовы.

Instagram
Меня зовут Али, я сам родом из Дагестана, но живу последние несколько лет в Москве. Мне важно говорить о людях из Дагестана или вообще о людях, которые не являются белыми.

Instagram
Я Динара Расулева, живу в Берлине, большую часть жизни прожила в Казани. Я пишу стихи, тексты, выступаю, устраиваю фестивали. Я лингвистка по образованию, работаю проджект-менеджеркой и устраиваю воркшопы по инклюзивности на работе, вне работы веду курс по фемписьму. Я татарка.

Instagram
Медина Базаргали - активистка, программистка, художница, небинарная номадка. Казашка, центральноазиатка.

Instagram
Меня зовут Мария Магдалена Тункара, я веду блог в инстаграме. Я — активистка, и в основном рассказываю о несправедливости в жизни, о том как с этим жить и справляться.

Instagram
Я Эльвира, местоимение "она/они". Я активистка в области расизма ксенофобии - в основном о движениях, о событиях в России. Я режиссёрка, веганка, иллюстраторка, всякое такое. Учусь в Пекине, на данный момент в Финляндии. Сама я из Омска и убеждённая навсегда омичка.

Instagram
Я Тансулпан Буракаева, режиссёрка и феминистская активистка. Я башкирка, выросла в Уфе.

Instagram
Меня зовут Юмжана, я художница из Бурятии. Мой папа китаец, а мама бурятка. И моя художественная практика во многом направлена на осмысление своей идентичности, в том числе и межнациональной.

Instagram
Я Саша, исследовательница и активистка из Казани. В зависимости от контекста представляюсь по-разному. Иногда говорю, что в разном соотношении у меня представлены сибирско-казанские татары, русские и украинские корни. Иногда говорю, что наполовину татарка, наполовину русская, иногда представляюсь как просто татарка, но проблема в том, что язык я почти не знаю. Наверное, нужно отдельное слово для самоидентификации таких как я. Мне подходит словосочетание "смешанная идентичность".

Instagram
Меня зовут Артём Слёта, я называю себя исследователем и активистом, занимаюсь темой национализма и многообразия в мусульманских обществах. Я из смешанной семьи с достаточно продолжительным миграционным бэкграундом, поэтому мне сложно идентифицировать себя с какой-то определённой территорией или этносом, потому что много всякого разного. Но при этом я вырос с ощущением, что я не являюсь частью государствообразующего титульного народа русского, что русская культура исторически не моя.
Меня зовут Лана Узарашвили, я феминистская исследовательница и со-основательница проекта о феминизме FEMTALKS. Я живу в Москве, учусь в аспирантуре, и меня интересуют темы деколониальности, расизма, антирасизма, чёрного феминизма и антропоцена. Я говорю, что я грузинка, по часто указываю на то, что я дочка беженцев из Абхазии, потому что это задаёт опредёленное политическое измерение моей идентичности.

Instagram
Всем привет! Меня зовут Соня Джунг Шин Ан, мне 23 года, я живу в Москве. Я придумала проект "Агашшин". Ещё я кореянка еврейского происхождения и просто очень смешной человек.

Instagram
Я Бальжима, дизайнерка. Я поступила в Москву четыре года назад. Дома никогда не приходилось рассказывать про себя. Никто не спрашивал меня, японка ли я, китаянка или кореянка. К тому, что меня зовут непривычно, пришлось добавлять ещё, что я из Бурятии, и я бурятка. И иногда приходится говорить, где находится Бурятия.

Я всегда говорю "бурятка", потому что у меня нет какой-то еще идентичности. Я родилась в Бурятии, выросла в Бурятии. И мне даже нравится говорить при знакомстве, что я бурятка, потому что это поднимает видимость именно бурят. И я долгое время была одна такая, у меня не было других знакомых бурят, и мне было важно говорить, что они есть в Москве.

Instagram
Меня зовут Катерина Верба. Я из Новороссийска, Краснодарского края, я художница, исследовательница (надеюсь), а также кураторка самоорганизованных проектов, в регионе, где совершенно не развито современное искусство, поэтому делаем сами всё, что можем, всё своими силами.

Instagram
Instagram
Меня зовут Оксана. Я занимаюсь музыкой малых народов – удмурты, башкиры, и так далее, у меня свой лейбл, музыкой женщин*. И репрезентацией малых народностей, исследую всё в эту сторону. Свою этническую принадлежность долго не признавала, в последнее время я говорю о себе как татарка-белоруска, которая живёт в Удмуртии.

Instagram
Instagram
Я закончила магистратуру по правам человека, писала про то, как в России конструируется нелегальность мигрантов. Я волонтёрю в "Гражданском Содействии" - в основном, сопровождаю людей в государственные органы. Еще недавно мы с подругой начали проект  "Сумуд" про Палестину.

Instagram
Я Маша, гендерфлюидная персона, на русском я использую "она", на английском "она, они, он". Учусь в Нидерландах на бизнес администрировании, занимаюсь СММ, музыкантка. Я говорю о себе либо "я русская", либо "я из России", я "белая". Я не говорю "я россиянка" или "я гражданка России", потому что долго там не живу и с этим себя не ассоциирую.

Instagram
Я исследовательница народов Крайнего Севера, волонтёрка в "Гражданском Содействии" - преподаю русский как иностранный.
Меня зовут Кира, я работаю как персональная ассистентка для одной персоны с инвалидностью и занимаюсь разными креативными практиками, которые я не могу как-то четко идентифицировать как театр или как искусство, просто креативные практики. Я, конечно, русская, я родилась в стране, которая колонизировала, и я часть этих процессов.

Instagram
Яптик Сянда Галина, художница, исследовательница, Сейлор-ненка, мастерица домашней антимагии

Instagram