КОРЕННЫЕ НАРОДЫ

В Канаде, США, Австралии, Латинской Америке понятие "коренные народы" выступает термином для объединения с целью защиты своих интересов и права на землю. Может ли оно иметь такое же значение и стать основой для политической мобилизации в странах бывшего СССР?
Медина
Империалистический вайб захватывания земель принес очень много боли коренным народам. Я казашка из Казахстана, и у меня как бы есть "своя страна", и это огромная привилегия. Российская колониальная политика оставила многих людей вообще без возможности выбирать. Люди испытывают кризис идентичности из-за колониальной, языковой травмы.

об авторке
Динара
Возможно, я бы использована "колонизованный", "колонизированный" народ или культура, "малые народы". Хотя формально татар_ки не являются малым народом, если по численности посчитать. Но в пространстве огромной страны, которая заставляет тебя говорить на своем языке, забывая родной твой язык, я очень хорошо себя ощущаю и малым, и колонизированным народом.

об авторке
Евгения
На Сахалине люди используют КМНС (коренные малочисленные народы Севера), и это для них такой "козырь". Государство ввело этот термин, и через него они начинают себя идентифицировать и требовать чего-то, отстаивать землю, где они достаточно долго живут. Они говорят "мы по рождению, это наша земля", и КМНС помогает. Они говорят "мы коренные", чтобы противостоять правительству, устраивать митинги.

об авторке
Тансулпан
Если возникнут какие-то логически правильные слова, то нужно просто будет к ним привыкнуть как к феминитивам. Что-то типо "коренных народов" или "аборигенов". Допустим, слово "абориген" мне нравится, не кажется дискриминирующим.

Есть официальное обозначение коренных народов, они должны прожить на месте 400 или 450 лет. И когда башкиры начинают говорить, что вот мы здесь коренной народ, то русские/татары и другие народы они тоже говорят, что мы тоже коренные, мы вообще здесь тоже уже несколько веков живём, почему вы на себя одеяло перетягиваете? Мы такие же коренные люди. Это юридический термин, тоже немного спорный.

Есть ещё слово "автохтонный", мне оно тоже нравится. Но когда мы начинаем говорить "автохтонный народ", опять появляются возражающие, которые говорят “А насколько вы вообще автохтонный народ, ваши предки пришли сюда только в 10 веке?”. Хотя тоже можно поспорить, потому что в 10 веке здесь проходил Ибн-Фадлан, который записал первые точные сведения, что здесь жили башкиры. При применении какого-либо термина разгораются споры.

об авторке
Юмжана
"Малые народы России" само по себе заучит колониально. Нас и правда становится меньше в количестве, но территориально мы занимаем большую часть России. В целом этот термин смещает фокус ответственности, будто бы все нерусские народы изначально были малыми, а Российское государство сохраняет культуру народов, которую не уничтожало.

Однако и термином "коренные народы" тоже не во всех случаях можно воспользоваться, он размытый в русском языке и возможность внести смысловые рамки не видится. А использование слова "небелые" звучит так, словно в этом мире существуют белые и все остальные…

об авторке
Артём
Есть понятие indigenous people, оно в США и в англоязычном мире, Новая Зеландия, Австралия, там очень развитая тема. И вот я вырос в Сибири, и тут есть те самые коренные люди. 

Что усложняет эту ситуацию, что советская политика национальная, что она какое-то коренное население возвела в ранг национальностей, выделив им какую-то политическую субъектность, условно, здесь вот Татарстан, национальная республика татарского этноса. И местные татары становятся уже нацией, политическим единым целым вдруг. И понятно, что очень многим группам в такой политической привилегии было отказано. У нас есть какая-то республика, своя столица, есть какие-то большие денюжки, которые тратятся на татарскую культуру. Но при этом есть этнические группы, у которых нет никакой возможности торговаться с Москвой, потому что у них нет никакой представленности. И они, наверное, считаются как раз такими indigenous people. 

Мой любимый пример – это Дагестан, в котором очень много всяких разных этнических групп, и ни одна из них не претендует на политическую представленность. Хотя есть рядом Чечня, где чеченцы получили привилегию на свою собственную республику.Понятно, что в нашем политическом контексте, эта привилегия очень сомнительная, но тем не менее. А что мы будем делать с такими регионами как Сибирь и Поволжье? Очень сложные регионы, с очень сложной историей миграцией, и среди нерусских тут непонятно, кто местный, а кто нет.

об авторе
Лана
"Коренные народы" официально признается, только если человек занимается традиционными промыслами. Если ты живешь в городе, потом ты не можешь отстаивать права на землю.

об авторке
Оксана
В Европе малые народы защищают свои названия. Есть, например, лапландцы, но они на самом деле называются саамы, это финно-угорские народы. Хочется, чтобы всё больше и больше возвращалось. Вот у нас якуты, они же не якуты, они народ Саха. Хочется, чтобы такие названия вернулись в общественную дискуссию. Чтобы говорили не "якуты", а саха, не вотяки, а удмурты. Изначальное название, то, как люди сами себя называют.

об авторке
Сянда Галина
Для меня это проблемный термин, потому что так сложилось исторически. За ним будто бы стоит огромная бюрократическая машина, которая не даёт тебе свободы на самоопределение, а ещё горстка чисто региональных стереотипов, где "коренной" означает "отсталый, дикий, нецивилизованный". А ещё если вы откроете это определение в Википедии, то наткнётесь на такие слова: "Они (народы) находятся на разных этапах социального, экономического и культурного развития". 🤦🏻‍♀️🤦🏻‍♀️🤦🏻‍♀️ Меня удивляет, что до сих пор такие формулировки могут быть релевантными. А ещё агрессивная показушная национальная политика ЯНАО (места, где я выросла), на мой взгляд, не оставляет шансов на переозначение термина. И почему-то когда-то я ещё верила в то, что возможно справится с властными структурами, используя их же инструменты и язык, но сейчас уже нет.

об авторке

ЧИТАЙТЕ ДАЛЕЕ:

(6)
Мусульман_ки и ислам практически самого начала своего существования противопоставлялись западноевропейской культуре. Сегодня ислам — это "Другой", источник страхов и стереотипов, которые распространяются на целые территории и на персон, которые просто живут в регионах, где распространён ислам, или относят себя к этничности, которая воспринимается в связке с мусульманской идентичностью. Стиль одежды, форма бороды, имя и фамилия, страна или регион рождения могут стать причиной для подозрения в терроризме и экстремизме, проверки документов, исключения из "тела" общества. Наши собеседни_цы делятся своим опытом, кто и почему сталкивается с исламофобией.
ИСЛАМОФОБИЯ
Меня зовут Марьям, я переводчица. Я родилась в Москве, мой отец с Ближнего Востока, он учился тут вроде на нефтяника в РУДНе. Они познакомились с моей мамой, родилась я, они поженились. Потом он уехал, когда закончил универ, а я осталась тут никому не нужная. Я обычно говорю о себе как «небелая женщина».

Instagram
Меня зовут Катя Пысларь. Дизайнерка, диджейка, помощница в разных активистских проектах, деколониальная энтузиастка и феминистка. Этнически я украинка, русская и молдованка. Я из Молдовы - гражданка Молдовы, родилась и выросла в этой стране. Мой родной язык - русский. Обычно я просто говорю, что я из Молдовы.

Instagram
Меня зовут Али, я сам родом из Дагестана, но живу последние несколько лет в Москве. Мне важно говорить о людях из Дагестана или вообще о людях, которые не являются белыми.

Instagram
Я Динара Расулева, живу в Берлине, большую часть жизни прожила в Казани. Я пишу стихи, тексты, выступаю, устраиваю фестивали. Я лингвистка по образованию, работаю проджект-менеджеркой и устраиваю воркшопы по инклюзивности на работе, вне работы веду курс по фемписьму. Я татарка.

Instagram
Медина Базаргали - активистка, программистка, художница, небинарная номадка. Казашка, центральноазиатка.

Instagram
Меня зовут Мария Магдалена Тункара, я веду блог в инстаграме. Я — активистка, и в основном рассказываю о несправедливости в жизни, о том как с этим жить и справляться.

Instagram
Я Эльвира, местоимение "она/они". Я активистка в области расизма ксенофобии - в основном о движениях, о событиях в России. Я режиссёрка, веганка, иллюстраторка, всякое такое. Учусь в Пекине, на данный момент в Финляндии. Сама я из Омска и убеждённая навсегда омичка.

Instagram
Я Тансулпан Буракаева, режиссёрка и феминистская активистка. Я башкирка, выросла в Уфе.

Instagram
Меня зовут Юмжана, я художница из Бурятии. Мой папа китаец, а мама бурятка. И моя художественная практика во многом направлена на осмысление своей идентичности, в том числе и межнациональной.

Instagram
Я Саша, исследовательница и активистка из Казани. В зависимости от контекста представляюсь по-разному. Иногда говорю, что в разном соотношении у меня представлены сибирско-казанские татары, русские и украинские корни. Иногда говорю, что наполовину татарка, наполовину русская, иногда представляюсь как просто татарка, но проблема в том, что язык я почти не знаю. Наверное, нужно отдельное слово для самоидентификации таких как я. Мне подходит словосочетание "смешанная идентичность".

Instagram
Меня зовут Артём Слёта, я называю себя исследователем и активистом, занимаюсь темой национализма и многообразия в мусульманских обществах. Я из смешанной семьи с достаточно продолжительным миграционным бэкграундом, поэтому мне сложно идентифицировать себя с какой-то определённой территорией или этносом, потому что много всякого разного. Но при этом я вырос с ощущением, что я не являюсь частью государствообразующего титульного народа русского, что русская культура исторически не моя.
Меня зовут Лана Узарашвили, я феминистская исследовательница и со-основательница проекта о феминизме FEMTALKS. Я живу в Москве, учусь в аспирантуре, и меня интересуют темы деколониальности, расизма, антирасизма, чёрного феминизма и антропоцена. Я говорю, что я грузинка, по часто указываю на то, что я дочка беженцев из Абхазии, потому что это задаёт опредёленное политическое измерение моей идентичности.

Instagram
Всем привет! Меня зовут Соня Джунг Шин Ан, мне 23 года, я живу в Москве. Я придумала проект "Агашшин". Ещё я кореянка еврейского происхождения и просто очень смешной человек.

Instagram
Я Бальжима, дизайнерка. Я поступила в Москву четыре года назад. Дома никогда не приходилось рассказывать про себя. Никто не спрашивал меня, японка ли я, китаянка или кореянка. К тому, что меня зовут непривычно, пришлось добавлять ещё, что я из Бурятии, и я бурятка. И иногда приходится говорить, где находится Бурятия.

Я всегда говорю "бурятка", потому что у меня нет какой-то еще идентичности. Я родилась в Бурятии, выросла в Бурятии. И мне даже нравится говорить при знакомстве, что я бурятка, потому что это поднимает видимость именно бурят. И я долгое время была одна такая, у меня не было других знакомых бурят, и мне было важно говорить, что они есть в Москве.

Instagram
Меня зовут Катерина Верба. Я из Новороссийска, Краснодарского края, я художница, исследовательница (надеюсь), а также кураторка самоорганизованных проектов, в регионе, где совершенно не развито современное искусство, поэтому делаем сами всё, что можем, всё своими силами.

Instagram
Instagram
Меня зовут Оксана. Я занимаюсь музыкой малых народов – удмурты, башкиры, и так далее, у меня свой лейбл, музыкой женщин*. И репрезентацией малых народностей, исследую всё в эту сторону. Свою этническую принадлежность долго не признавала, в последнее время я говорю о себе как татарка-белоруска, которая живёт в Удмуртии.

Instagram
Instagram
Я закончила магистратуру по правам человека, писала про то, как в России конструируется нелегальность мигрантов. Я волонтёрю в "Гражданском Содействии" - в основном, сопровождаю людей в государственные органы. Еще недавно мы с подругой начали проект  "Сумуд" про Палестину.

Instagram
Я Маша, гендерфлюидная персона, на русском я использую "она", на английском "она, они, он". Учусь в Нидерландах на бизнес администрировании, занимаюсь СММ, музыкантка. Я говорю о себе либо "я русская", либо "я из России", я "белая". Я не говорю "я россиянка" или "я гражданка России", потому что долго там не живу и с этим себя не ассоциирую.

Instagram
Я исследовательница народов Крайнего Севера, волонтёрка в "Гражданском Содействии" - преподаю русский как иностранный.
Меня зовут Кира, я работаю как персональная ассистентка для одной персоны с инвалидностью и занимаюсь разными креативными практиками, которые я не могу как-то четко идентифицировать как театр или как искусство, просто креативные практики. Я, конечно, русская, я родилась в стране, которая колонизировала, и я часть этих процессов.

Instagram
Яптик Сянда Галина, художница, исследовательница, Сейлор-ненка, мастерица домашней антимагии

Instagram