ОБЩИЕ ПОНЯТИЯ

В английском языке есть термины BIPoC (Чёрные, коренные и персоны цвета) и BAME (Чёрные, азиат_ки и пренадлежащие к этническому меньшинству). На русском пока еще не появилось подобного общего термина для описания общего опыта людей, сталкивающихся с расизмом во всем мире и в странах бывшего СССР. Мы спросили наших респонденто_к, какие термины кажутся им наиболее подходящими, чтобы обобщенно говорить обо всех, кто сталкивается с расизмом.
Катя
Я использую слово "небелые" для описания людей в странах бывшего СССР, которые испытывают расовое угнетение в России, да и в других странах СССР. Использую слово "белые", но не очень люблю использовать это слово. Обычно вместо "белые" я говорю "русские", потому что понятно, кто у нас белые. Меня смущает слово "белые" по отношению к русским, потому что русские не являются белыми и испытывают угнетение в Западной Европе, но при этом являются угнетателями для стран бывшего СССР и многих народов России. Я разделяю слово "русские" и слово "россияне". Если я говорю "русские", то я имею в виду людей, у которые есть привилегия быть титульной нацией, которые не испытывают расизма. Обычно я стараюсь называть место, откуда человек или какая у него этническая принадлежность, если я знаю об этой принадлежности. Еще я говорила "персона из Украины", "персона из Дагестана", "персона из Казахстана". Поскольку отношения расизма и угнетения в бывшем СССР сложные, я думала, что важно обозначить, откуда человек, и тогда будет понятнее, о каком типе угнетения идет речь. Но после интервью Сони Джунг Шин Ан задумалась о том, что это может быть вредно, потому что резонирует со стигматизацией небелых персон в медиа, когда происхождение белой персоны в заголовках никак не обозначается, а происхождение небелой подчеркивается.

об авторке
Эльвира
Я привыкла говорить "персона цвета", хотя термин "небелая", мне кажется, больше подчеркивает дисбаланс силы, о котором обычно идёт речь.

Я начала говорить "белые-небелые" после того, как спросила в группе FEMTALKS: "Как вы употребляете/говорите о себе в риторике, когда вы говорите о расе, особенно в России?", и Лана тогда сказала, что она про себя говорит "небелая" и в данном случае делает акцент, что у нее нет определенных белых привилегий, и мне показалось это более ёмким выражением, чем "персона цвета", потому что "персона цвета" – это ещё нужно объяснять, что это такое.

об авторке
Марьям
Я обычно говорю о себе "небелая женщина". Мне не очень нравится термин "цветная", потому что он не провоцирует вопрос. Ты говоришь: "Я цветная женщина" и все такие: "Не очень понятно, ну ладно, ОК, как скажешь". А когда я говорю, что я небелая, они такие: "А что ещё бывает? Есть белые, а есть небелые? Что это значит?". Это как-то, мне кажется, провоцирует вопросы.

Часто, когда я общаюсь с русскими людьми или с белыми людьми со стороны постсоветского пространства, я упоминаю, что они белые. У них это вызывает очень странную реакцию, потому что если я белый, то есть кто-то ещё небелый. И они такие: “Так, подождите, ко мне раньше так никогда не обращались, что это значит? Стоп-стоп-стоп, подождите, я чую подвох”.

"Люди цвета", мне кажется, со стороны русского языка как "люди света" что ли. Люди предполагают, что это не происхождение, а какая-то хиппи-херня, секта или еще что-то. Цветные лучше подходят с точки зрения лингвистики, мне кажется.

об авторке
Али
Это какой-то сложный опыт, который переходит из личного в социальное, потому что когда я начал уходить из контекста родного края - Дагестана (маленького, где подавляющее большинство – небелые персоны), когда я начал приезжать в Москву и какие-то другие регионы, я начал понимать, что я – это меньшинство, к которому постоянно будут какие-то вопросы. "А откуда ты? Кавказец?" Я понимал, что я хоть и был частью этого комьюнити в Москве, я как будто этнически всегда был разделен, и ко мне были постоянно вопросы, по типу белый я или небелый. Всегда, в первую очередь маркировалось имя, Али. "Это имя арабское, вы – араб?" - и тому подобное. Из этого начали развиваться мои тезисные штуки, что такое расизм, ксенофобия, я начал видеть какие-то проекты. Теперь мне комфортно говорить о своей идентичности, теперь я уже не боюcь. Если раньше на каком-то выступлении я вставал и даже не называл своё имя, чтобы не было никаких вопросов, то сейчас наоборот, в первую очередь говорю имя и потом обозначаю уже внутренние рефлексионные штуки, что я не жил в белом контексте.

В определенных комьюнити очевидно, что если ты скажешь, что ты небелый человек, люди не поймут контекста, так как связь будет с оттенком кожи. В контексте моих друзей и знакомых я спокойно говорю, что я небелый, потому что для меня в первую очередь это про привилегии и про угнетение на основе "биосоциального".

"Люди цвета" я не использую, потому что это, кажется, больше указывает на биологический аспект, рассматривать это выражение в российской реальности гораздо проблематичнее, ведь тут не нет такой важной исторической борьбы чёрного населения против угнетения белых, да и в целом относить ли мне себя к "человеку цвета", если я кавказец? Сложно сказать, зависит от значения. То есть по отношению к людям в США и протестам Black Lives Matter я могу сказать так, но опять-таки чаще всего я использую белый/небелый, потому что для меня это просто удобно.

об авторе
Динара
Можно ли разделять русских и нерусских как белых и небелых? Можно ли вообще мне себя назвать небелой? Для себя на этот вопрос я отвечаю – нет, именно касательно себя, потому что я внешне ничем не отличаюсь от белых людей, от славян, от европеек. Также когда я говорю на русском, у меня нет татарского акцента, по которому можно было бы определить, что я нерусская. То есть внешние признаки никак не выдают меня, кроме моего имени, которое является арабским. Однако я не исключаю, что другие люди в этом пространстве не считают себя белыми или не хотят называть себя белыми. Я работаю с людьми из разных культур, и я заметила дважды, что женщины с азиатским происхождением, которые себя называют небелыми, people of color, они и меня тоже причисляют к people of color. Почему это происходит? Возможно, потому что они знают мой бэкграунд, мое происхождение, то, что я родилась в стране, где доминантный язык был не мой родной, то, что я из такого небольшого народа, национальности, то, что я в принципе из страны неразвитой, не первого мира, не немка. Возможно, это просто то, что я не немка даже, то есть у них могут быть какие-то свои градации. Когда я обсуждаю этот вопрос со своими подругами-татарками и с другими русскоязычными подругами, то наши мнения разделяются. Есть люди среди нас, которые себя не считают белыми. Я думаю, что возможно, мы не нашли слов, которыми мы можем себя назвать. И поэтому, если мы рассматриваем это противопоставление "белый-небелый", то я себя, наверное, скорее отнесу к белым. И поэтому мне проще сказать, что я белая.

Но если бы у нас были какие-то другие слова и понятия, возможно, это было бы какая-то другая градация между белым и небелым, какие-то еще уровни, грани, к которым мы могли бы себя отнести. Но пока нет определения, то мы и не можем так себя назвать. Возможно, я бы использовала "колонизированный" народ или культура, "малые народы". Хотя формально татар_ки не являются малым народом, если по численности посчитать. Но в пространстве огромной страны, которая заставляет тебя говорить на своем языке, забывая родной язык, я очень хорошо себя ощущаю и малым, и колонизированным народом.

об авторке
Медина
Это сложный вопрос. Я понимаю, что русские люди - это не белые в классическом понимании, но белые люди, потому что они колонизаторы. Но эта колониальность никак не рефлексируется в России. Белые в классическом понимании предпринимают какие-никакие шаги к осмыслению колониального прошлого, а русские люди - нет.

Например, в Центральной Азии Казахи белые в классовом понимании, так как привилегированы экономически на фоне остального региона. И казахи часто не осведомлены и не солидаризируются с другими в Центральной Азии. Белый казах - русскоязычный, закончил какой-то ВУЗ в Лондоне, не видит ничего, кроме Алматы, Европы и России. Мне недавно в гостят поставили песню “Карманный казах”, которая описывает актуальную внешнюю политику России по отношению к Казахстану. Я очень сильно поддерживаю языковое сопротивление. А алматинские казахи часто живут в своем пузыре и не понимают, что происходит в Центральной Азии. Они думают, что в России они братаны, и не знают, что в России мы - чурки. Но это, конечно, очень классово. Если у тебя есть куча денег, ты можешь не замечать ксенофобии, которая происходит, когда ты просто двигаешься в городе.

Интересно, что именно в России я начала осознавать свою мигрантскую идентичность и солидарность с центральноазиатами, с другими мигрантами и в принципе с азиатами и людьми, которые расистски дискриминируются в России. Когда я сюда приехала, я думала, что я сумасшедшая, потому что одна вижу какую-то расисткую дичь, которая происходит на улицах. Мои русские друзья говорили “Может быть ты преувеличиваешь?”, “Может быть тебе показалось?”. И только когда я начала общаться с людьми, которые тоже racially profiled, с которыми у нас похожий опыт, в том числе благодаря Агашшину, который позволил мне солидаризироваться с другими. Благодаря этому я начала осознавать центральноазиатскую идентичность.

об авторке
Маша
Когда я пишу о какой-то конкретной нации, я стараюсь использовать конкретные термины. Мне кажется, что у каждой страны свой опыт борьбы с дискриминацией, история дискриминации, и англоязычные термины нам могут просто не подойти, как допустим "Black".

Когда я говорю, что термин Black мне кажется не очень этичным, мне обязательно говорят, что а вот в Америке, а вот у них можно так говорить, они вот Чёрные, а ты вот чего, стесняешься? И вот эта вот апелляция к другим странам, мне кажется, в вопросах расизма некорректна.

об авторке
Маша
Понятно, что мои белые привилегии определяют меня по отношению к этническим меньшинствам, но в нашем обществе мне кажется, эффективно подчеркивать свою причастность к этому. То есть белый - это не моя идентификация, но это то, о чем я думаю, видя, как мое угнетение отличается от нарушений прав других. Я бы не хотела, чтобы белость меня как-то характеризовала, но приходится это использовать в активизме - в таком мире мы живем.

Чтобы эта оптика была продуктивной, ее надо уточнять. Иначе это выходит повторением того же дискурса, который воспроизводят либералы, которые начинают говорить “Я белый, я горжусь этим!”. Я бы не сказала, что для всех эта категория начнет дискуссию. Наверное, надо искать какие-то другие языки, другой нарратив. Потому что у нас в обществе это триггер чего-то другого.

Ну и в целом для меня большой вопрос, как говорить об этом неакадемичным языком. Если ты занимаешься этим в академии и прекрасно понимаешь, что такое whiteness, это одно. А если ты далек от всего этого, то у них либо ощущение, что их обвиняют, либо они начинают стучать в грудь. Я не совсем люблю говорить о терминологии, потому что это часто уводит от конкретных вещей. Тут мне кажется важным говорить, почему нам нужно называть это расизмом, какое значение это имеет, что это продуктивно для борьбы.

об авторке
Лана
Мне не нравится слово "нерусские". Оно скрывает тот факт, что беларусам и украинцам проще мигрировать в Россию, устраиваться здесь на работу. Я использую слово "небелая" - мигрантка, представительница этнической группы. Я думала, что "небелые" тоже отсылает к цвету кожи, но "белый" - это же не только про кожу, институты могут быть белые. Это описание охватывает и институциональное, и антропологическое измерение. И акцентирует внимание на том, что небелые люди угнетены системой, ориентированной на белых людей. А люди цвета у нас неактуально использовать, как мне кажется, потому что у нас есть люди цвета, которые не цветные, при этом — например, Caucasian.

Мне кажется, у нас часто задают вопрос, "А армяне, они белые или небелые?". Надо помнить, что расиализация иногда происходит по имени. Я бы использовала, например, "человек с небелой фамилией". Потому что здесь у тебя проблемы с работой, во всех органах.

об авторке
Соня
Мне очень комфортно использовать дихотомию "белые — небелые". Я знаю, что некоторые исследовател_ьницы считают, что на постсоветском пространстве это разделение не работает, и отчасти я с ними согласна, оно не работает, например, для беларусов и украинцев, чьи страны — российские колонии.

Но академические исследования со стороны - это не то же, как когда ты сама из этого комьюнити. Важно иметь это слово для себя и своих друзей, потому что разделять это на еще тысячу категорий неудобно в повседневной речи. Когда ты говоришь "я из этнокультурного сообщества, и еще с расиализированной внешностью"...бла бла. Разделение на белых и небелых для меня комфортно. Но с другой стороны, мне не нравится, что нет другого слова. Когда ты часто говоришь "небелые", все время "не", "не", "не" - оно становится каким-то давящим.

об авторке
Катерина
“Небелый” я мало слышу. У нас на Юге очень популярно говорить “белый” и “черный”. Я думаю, это в разных регионах России так. Когда говорят “черный”, все понимают, конечно, что это кавказцы, тюрки, мусульмане. Никто не подумает, что это про темнокожего человека. А “белый” - это синоним “привилегированный”: “буду как белый человек”. Скорее говорят “русский” и “черный”. И сами сообщества это тоже используют. У меня есть друзья, которые могут говорить так про себя, заниматься самоэкзотизацией даже. Эта “черность” позволяет приобщиться к достаточно большому сообществу, и это тоже сила. Но в “плохом” контексте это может быть и обидно, и оскорбительно.

об авторке
Никс
"Белый - небелый"/"русский - нерусский" не использую. Банально потому, что я вот сами с технической стороны вопроса ~белые~ (бледная кожа, голубые глаза, русые волосы), но вот из-за татарского паспортного имени/азиатских черт лица люди часто относятся ко мне с предубеждением.

Само собой, проблема колоризма в русскоязычном обществе присутствует, и это важная проблема, и о ней надо говорить, но я вижу её как одну из составляющих ксенофобии. Что касается "русский - нерусский", то в большинстве случаев это в первую очередь статус гражданства. То есть да, в паспорте у меня написано, что я русские, потому что я родились и выросли на территории РФ, но мой бэкграунд преимущественно татарский. Когда говоришь "русский - нерусский", мне кажется, у многих людей на подсознательном уровне утверждается представление, что все "нерусские" - из какой-то другой страны. В общем и целом использую термины "славянин - неславянин", "человек с ... корнями" и "темнокожий - светлокожий" для обсуждения проблем, связанных с колоризмом.

ЧИТАЙТЕ ДАЛЕЕ:

(2)
Хотя в сравнении с США и Европой, в странах бывшего СССР живет не так много темнокожих персон, это не причина не разбираться в том, как правильно говорить с ними и про них. Можно ли переводить black как Чёрные? Или стоит говорить темнокожие? В этом материале активистка @youngmasha и другие героини нашей акции говорят, какими словами пользуются.
BLACK / ЧЁРНЫЕ / ТЕМНОКОЖИЕ
Меня зовут Марьям, я переводчица. Я родилась в Москве, мой отец с Ближнего Востока, он учился тут вроде на нефтяника в РУДНе. Они познакомились с моей мамой, родилась я, они поженились. Потом он уехал, когда закончил универ, а я осталась тут никому не нужная. Я обычно говорю о себе как «небелая женщина».

Instagram
Меня зовут Катя Пысларь. Дизайнерка, диджейка, помощница в разных активистских проектах, деколониальная энтузиастка и феминистка. Этнически я украинка, русская и молдованка. Я из Молдовы - гражданка Молдовы, родилась и выросла в этой стране. Мой родной язык - русский. Обычно я просто говорю, что я из Молдовы.

Instagram
Меня зовут Али, я сам родом из Дагестана, но живу последние несколько лет в Москве. Мне важно говорить о людях из Дагестана или вообще о людях, которые не являются белыми.

Instagram
Я Динара Расулева, живу в Берлине, большую часть жизни прожила в Казани. Я пишу стихи, тексты, выступаю, устраиваю фестивали. Я лингвистка по образованию, работаю проджект-менеджеркой и устраиваю воркшопы по инклюзивности на работе, вне работы веду курс по фемписьму. Я татарка.

Instagram
Медина Базаргали - активистка, программистка, художница, небинарная номадка. Казашка, центральноазиатка.

Instagram
Меня зовут Мария Магдалена Тункара, я веду блог в инстаграме. Я — активистка, и в основном рассказываю о несправедливости в жизни, о том как с этим жить и справляться.

Instagram
Я Эльвира, местоимение "она/они". Я активистка в области расизма ксенофобии - в основном о движениях, о событиях в России. Я режиссёрка, веганка, иллюстраторка, всякое такое. Учусь в Пекине, на данный момент в Финляндии. Сама я из Омска и убеждённая навсегда омичка.

Instagram
Я Тансулпан Буракаева, режиссёрка и феминистская активистка. Я башкирка, выросла в Уфе.

Instagram
Меня зовут Юмжана, я художница из Бурятии. Мой папа китаец, а мама бурятка. И моя художественная практика во многом направлена на осмысление своей идентичности, в том числе и межнациональной.

Instagram
Я Саша, исследовательница и активистка из Казани. В зависимости от контекста представляюсь по-разному. Иногда говорю, что в разном соотношении у меня представлены сибирско-казанские татары, русские и украинские корни. Иногда говорю, что наполовину татарка, наполовину русская, иногда представляюсь как просто татарка, но проблема в том, что язык я почти не знаю. Наверное, нужно отдельное слово для самоидентификации таких как я. Мне подходит словосочетание "смешанная идентичность".

Instagram
Меня зовут Артём Слёта, я называю себя исследователем и активистом, занимаюсь темой национализма и многообразия в мусульманских обществах. Я из смешанной семьи с достаточно продолжительным миграционным бэкграундом, поэтому мне сложно идентифицировать себя с какой-то определённой территорией или этносом, потому что много всякого разного. Но при этом я вырос с ощущением, что я не являюсь частью государствообразующего титульного народа русского, что русская культура исторически не моя.
Меня зовут Лана Узарашвили, я феминистская исследовательница и со-основательница проекта о феминизме FEMTALKS. Я живу в Москве, учусь в аспирантуре, и меня интересуют темы деколониальности, расизма, антирасизма, чёрного феминизма и антропоцена. Я говорю, что я грузинка, по часто указываю на то, что я дочка беженцев из Абхазии, потому что это задаёт опредёленное политическое измерение моей идентичности.

Instagram
Всем привет! Меня зовут Соня Джунг Шин Ан, мне 23 года, я живу в Москве. Я придумала проект "Агашшин". Ещё я кореянка еврейского происхождения и просто очень смешной человек.

Instagram
Я Бальжима, дизайнерка. Я поступила в Москву четыре года назад. Дома никогда не приходилось рассказывать про себя. Никто не спрашивал меня, японка ли я, китаянка или кореянка. К тому, что меня зовут непривычно, пришлось добавлять ещё, что я из Бурятии, и я бурятка. И иногда приходится говорить, где находится Бурятия.

Я всегда говорю "бурятка", потому что у меня нет какой-то еще идентичности. Я родилась в Бурятии, выросла в Бурятии. И мне даже нравится говорить при знакомстве, что я бурятка, потому что это поднимает видимость именно бурят. И я долгое время была одна такая, у меня не было других знакомых бурят, и мне было важно говорить, что они есть в Москве.

Instagram
Меня зовут Катерина Верба. Я из Новороссийска, Краснодарского края, я художница, исследовательница (надеюсь), а также кураторка самоорганизованных проектов, в регионе, где совершенно не развито современное искусство, поэтому делаем сами всё, что можем, всё своими силами.

Instagram
Instagram
Меня зовут Оксана. Я занимаюсь музыкой малых народов – удмурты, башкиры, и так далее, у меня свой лейбл, музыкой женщин*. И репрезентацией малых народностей, исследую всё в эту сторону. Свою этническую принадлежность долго не признавала, в последнее время я говорю о себе как татарка-белоруска, которая живёт в Удмуртии.

Instagram
Instagram
Я закончила магистратуру по правам человека, писала про то, как в России конструируется нелегальность мигрантов. Я волонтёрю в "Гражданском Содействии" - в основном, сопровождаю людей в государственные органы. Еще недавно мы с подругой начали проект  "Сумуд" про Палестину.

Instagram
Я Маша, гендерфлюидная персона, на русском я использую "она", на английском "она, они, он". Учусь в Нидерландах на бизнес администрировании, занимаюсь СММ, музыкантка. Я говорю о себе либо "я русская", либо "я из России", я "белая". Я не говорю "я россиянка" или "я гражданка России", потому что долго там не живу и с этим себя не ассоциирую.

Instagram
Я исследовательница народов Крайнего Севера, волонтёрка в "Гражданском Содействии" - преподаю русский как иностранный.
Меня зовут Кира, я работаю как персональная ассистентка для одной персоны с инвалидностью и занимаюсь разными креативными практиками, которые я не могу как-то четко идентифицировать как театр или как искусство, просто креативные практики. Я, конечно, русская, я родилась в стране, которая колонизировала, и я часть этих процессов.

Instagram
Яптик Сянда Галина, художница, исследовательница, Сейлор-ненка, мастерица домашней антимагии

Instagram